Осторожно: начальная школа! Записки встревоженной мамы

В начальной школе

Дисграфия (нарушение письменной речи) может проявиться из-за методически неграмотно построенного обучения в начальной школе. Если нарушаются традиционные принципы преподавания “от простого к сложному”, и сложное преподносится сразу, но на примитивном уровне, то это сильно тормозит интеллектуальное развитие ребенка.

Эта статья была опубликована в газете «Благовест» в 2005 году, но, к сожалению, актуальности своей всё ещё не потеряла.

Всем родителям знакомо волнение, связанное с началом учебы их ребенка-первоклашки. Готовятся к этому событию загодя, задолго до заветного первого сентября. В начале лета я стала свидетелем типичного разговора мам у песочницы.

– Вы уже выбрали школу?

– Да. Мы идем в седьмую.

– Почему же так далеко? Чем вас не устраивает наша школа во дворе?

– Нет, не устраивает… Нам не нравится атмосфера школы, программа, общий подход к детям. Мы с мужем долго думали. Придется, видимо, ребенка возить.

– Ну, если есть такая возможность… Вот мы с мужем уходим на работу в половине восьмого. Одна радость: школа рядом с домом. На первое время возьму отпуск, а потом уж дочка сама будет ходить, благо дорогу переходить не надо. И потом, поднимать ребенка чуть свет, заставлять трястись в общественном транспорте – это же дополнительная нагрузка на нервную систему. Вам мальчика не жалко?

– Не понимаю, к чему вообще такие жертвы? – вступила в разговор третья мама. – Ради чего? Мы все заканчивали обычные школы, по месту жительства, и, слава Богу! – выучились. У кого есть способности – тот в любой школе отличником будет, а уж если нет – так хоть на край света вози – не будет толку!

– Нет, не сравнивайте: мы учились в другое время, тогда все школы, за редким исключением, работали по единым программам и учебникам. А сейчас? Кто во что горазд! В наше время детей пытались и учить и воспитывать – закладывали хоть какие-то нравственные нормы. А теперь: то контрацептивы детям раздают, то Хеллуин – «праздник» нечистой силы – отмечают. Сатанистов, что ли, растят? У меня есть знакомая семья: мальчик-шестиклассник, мама и бабушка. И мама, и бабушка – учителя русского языка и литературы. Так вот, все свободное время эта семья проводит перед «видиком»: смотрят фильмы ужасов. Их у них целая видеотека. Такое вот семейное хобби. Вы бы хотели, чтобы вашего ребенка учила литературе учительница с таким внутренним миром?

– Ну что ж тут поделать? – это сейчас на каждом шагу. Везде соломки не подстелешь. Хотя, конечно, неприятно.

Подобные разговоры о многом заставляют задуматься. Что же происходит сегодня в школе?

При множестве различных оценок многие мнения можно свести к одному: перефразируя Шекспира, «неладно что-то в школьном королевстве». Попросту говоря, школа больна. Это значит, что поколение, которое она воспитывает, будет…как бы сказать помягче… неблагополучным?.. социально опасным?.. нежизнеспособным?

Но ведь наше общество, охваченное глубочайшим демографическим кризисом, и так уже стоит на гране вымирания, сокращаясь ежегодно почти на миллион человек. Неблагополучие в системе образования значительно усугубляет и без того тяжелую ситуацию, а пресловутая прозападная школьная реформа лишь еще больше способствует этому.

Начинаются беды еще с начальной школы. Многие (хотя, далеко не все) учителя начальных классов обеспокоены и встревожены сложившейся обстановкой. Не претендуя на глубокий системный анализ ситуации, попытаюсь лишь обозначить отдельные, бросающиеся в глаза, несуразности некоторых программ и учебников начального звена.

Как известно, начало школьной жизни всегда вызывает у ребенка стресс. Он может быть положительным или отрицательным, но все равно остается стрессом. Резко меняется образ жизни ребенка, весь ее уклад, режим, привычки.

Чтобы смягчить и преодолеть этот стресс, жизнь малыша необходимо упорядочить.

Для семилетних детей очень важно, чтобы их жизнь протекала по некоему стабильному руслу, распорядку, правилам. Начальная школа всегда учитывала это и соответствующим образом выстраивала свою работу.

Помните, как четко и ритмично протекала ваша школьная жизнь в первом классе? Было шесть учебных дней. Каждый день в расписании стояло три основных предмета, всегда в одинаковой последовательности (например, чтение, письмо, математика).

В октябре к этим предметам добавлялись дополнительные (физкультура, рисование, музыка, труд), но строго последним уроком.

Это было возможным до тех пор, пока все, включая дополнительные, предметы вела сама учительница – так было еще 25-30 лет назад. В те годы дети очень редко посещали группу продленного дня, тем не менее, подавляющее их большинство самостоятельно, без помощи взрослых, выполняли домашнее задание.

Но какое это было домашнее задание?

По санитарным нормам – кстати, действующим и по сей день! – учитель обязан давать такое задание на дом, которое любой среднеуспевающий ребенок в состоянии выполнить самостоятельно в течение не более одного часа. В реальности способные дети тратили на приготовление уроков не более 30 минут. Родителям оставалось лишь проверить готовый результат.

Задание давалось всегда по четкой схеме, например:

  • несложное упражнение по русскому языку;
  • отработанная на уроке типовая задача и ряд примеров;
  • чтение и пересказ (или ответы на вопросы) текста.

Домашнее задание никогда не задавалось на выходные дни или каникулы.

Не буду подробно распространяться о том, что происходит сейчас, поскольку в разных школах разная ситуация. Но схемы, порядка, последовательности в большинстве школ нет.

Зачастую объем и содержание домашнего задания вызывает недоумение:

  • Подробный звуко-буквенный анализ и фонетический разбор слов уже в 1-2 классах, если это упражнение, то грамматических заданий к нему – как в институте;
  • Задачи часто даются «на сообразительность» (это значит, что учитель не объяснил способа решения такой задачи: догадайся, мол, сам),
  • То и дело ребенку приходится что-то штриховать и раскрашивать (некоторые учителя так увлекаются этим, что у детей подобные задания начинают вызывать чуть ли не отвращение.

Считается, что это очень развивает мелкую моторику и, значит, речь ребенка. Но это в теории. А в жизни, многих ли вы встречали детей, у которых от длительных регулярных «раскрашиваний» вдруг резко повышалась грамотность? :-)

К тому же, в отличие от прошлых лет, расписание уроков на каждый день разное. Сегодня, кроме русского языка и математики, надо приготовить чтение и информатику, завтра – знакомство с окружающим миром и английский язык, послезавтра – вновь чтение и английский.

Учителя прямо рассчитывают на то, что ребенок будет готовить уроки вместе с родителями, то есть задания перестают быть самостоятельными.

Результат?

Ребенок, задавленный объемом задания, его неравномерностью и отсутствием системы просто теряется, становится инфантильным и неработоспособным. Не из лени или вредности, а из простого чувства самосохранения дети отказываются выполнять домашнее задания или выполняют его из-под палки.

Если такая ситуация характерна для большинства детей в вашем классе – это говорит о неверном методическом подходе учителя и просчетах в программе.

Особую тревогу вызывают некоторые новации в обучении русскому языку.

В большинстве школ первоклассникам с первых же месяцев обучения предлагается составлять транскрипцию русских слов. Учителя уверяют, что это необходимо для правильного фонетического анализа слов, и что без этого почти невозможно научить детей грамотному письму (даже удивительно, и как это нас в свое время научили?!).

Видимо, составители этой программы забыли, что такой фонетический анализ уместен лишь тогда, когда ребенок уже овладел автоматическим навыком грамотного письма, а формируется такой навык у большинства детей лишь к старшим классам.

Давайте посмотрим, что же конкретно дает ребенку эта методика?

молоко [малако]
дуб [дуп]
коньки [кан’к’и]

Еще не научившись работать с безударными гласными или парными согласными, ребенок вынужден, буквально раздваивая сознание, принимать два графических образа слова (это учителям кажется, что речь идёт о транскрипции и написании, сами же дети определяют их как «правильное» и «неправильное» написание слов).

А ведь одно из принципиальных методических положений обучению русскому языку гласит:

Ребенок не должен видеть неверного написания слова.

Если, к примеру, учитель пишет на доске слово с ошибкой («посмотрите, дети, как не надо писать»), это всегда считалось грубым методическим просчетом учителя.

У детей сильно развита зрительная память, и неверно написанное слово, на подсознательном уровне, может прочно закрепиться в памяти.

Если же к процессу запоминания подключить еще и моторную память (когда ребенок записывает транскрипцию слова), отрицательный результат многократно усиливается.

Почему же учителя забывают столь очевидные вещи и, зачастую совершенно бездумно, скрупулезно следуют сомнительным методическим рекомендациям?

Как это не покажется странным, многие из них просто не являются специалистами, хотя и проработали не один год в начальной школе. Считается, что любой учитель-предметник, закончивший, к примеру, инфак или литфак, может работать в начальной школе, хотя специфика начала обучения требует и специального методического подхода и знаний.

– Ну ничего, класс у нас лицейский, детей мы отбираем сильных, с программой, как правило, они справляются даже несмотря на транскрипцию, — ответила встревоженным родителям учительница одной из рязанских школ.

Удивительно! Справляются вопреки, исключительно благодаря врожденным способностям и хорошей дошкольной подготовке.

Хотя, справедливости ради, замечу, что справляются с нагрузкой далеко не все дети.

Знакомый мне первоклассник, успешно прошедший отборочное собеседование в гимназию и хорошо успевавший по всем предметам к концу зимы стал допускать явно дисграфические ошибки.

Логопед, обследовавший ребенка, объяснила, что дисграфия (нарушение письменной речи) проявилась у него из-за методически неграмотно построенного обучения. Если бы ребенок учился по классической программе, этого не случилось бы.

Я поинтересовалась у своей знакомой учительницы начальных классов (по образованию она, кстати, учитель английского языка), чем ее не устраивают методически отработанные и проверенные временем классические программы по русскому языку и математике Рамзаевой и Моро.

– Хорошие программы, – ответила она. – Но они воспитывают… лентяев.

– Как же это? – опешила я (сколько прекрасных ученых, врачей, учителей, деятелей культуры выросло и выучилось на этих и подобных им программах!).

– Эти программы слабо развивают интеллект, не учат детей думать, часто подают знания в готовом виде. А новые учебники как раз делают упор на развитие у детей мышления.

Заявление серьезное, но, к сожалению, не аргументированное, умозрительное.

Создается впечатление, что взрослые подгоняют детей под собственные придуманные (или навязанные со стороны) теории.

Практика же зачастую показывает обратное.

7-8 летние дети мыслят конкретно, их абстрактное мышление находится в стадии формирования, и форсированная подача материала, упор на опережение в развитии в сочетании с постоянной гонкой, высоким темпом обучения, часто приводит к плачевным результатам.

Важнейшие принципы обучения:

  • последовательность,
  • постепенность,
  • своевременность

игнорируются. Детям предлагают как бы перепрыгнуть через себя.

Так называемые задания повышенной сложности порой лишь сбивают ребенка с толку, вызывая в голове сумятицу и неразбериху.

Результат – стрессы, потеря интереса к учебе, ослабление иммунитета на фоне нервного истощения.

Вот, к примеру, задача из учебника для 2 класса (учебник Петерсон):

Если Дима купит 1 конфету, у него останется 1 руб., а на 2 конфеты ему не хватит 3 руб. Сколько стоит конфета?

Попробуйте-ка решить ее сходу (как предлагается детям). В этой конкретной задаче вся беда в неуклюжей, запутанной формулировке, которую можно понять двояко.

Под видом развития сообразительности, часто даются задачи с подвохом, логику решения которых ребенок должен просто угадать (подстраиваясь под логику взрослого). А если не угадал? Ребенок чувствует свою ущербность, теряется радость познания, резко снижается мотивация к учебе.

Как все это влияет на развитие интеллекта?

Приведу мнение детских психологов Ирины Медведевой и Татьяны Шишовой из их книги «Безобразия в образовании»:

«Сию технологию разработали совсем не глупые люди. Коротко ее суть сводится к тому, что если нарушаются традиционные принципы преподавания “от простого к сложному”, и сложное преподносится сразу, но на примитивном уровне, то это сильно тормозит интеллектуальное развитие ребенка».

А какие учебники предлагаются сейчас детям?

Конечно, это тема для отдельного разговора, но, хотя бы вкратце, затрону и ее.

Иллюстрации в большинстве из них – карикатурные, в стиле западных мультиков и комиксов. Эстетический вкус детей, уже сильно подпорченный современными средствами масс-медиа, добивают еще и такими «образцами» графики.

Подбор материала в книгах для чтения вызывает порой просто недоумение.

В учебнике «Родная речь» для 1 класса (под ред. Л. Ф. Климановой) раздел «Апрель, апрель! Звенит капель…» расположен таким образом, что изучение его приходится как раз на осень, и в ноябре (!) дети читают пасхальное стихотворение А. Майкова (помните: Весна идет, полна чудес! / Христос Воскрес! Христос Воскрес!). А что же тогда дети читают к Пасхе?

Учебник Р. Н. Бунеева и Е. В. Бунеевой «Капельки солнца» подготовил к весне много произведений и в стихах, и в прозе про…осень.

На недоуменные вопросы родителей учительница объяснила, что принцип новой программы – не привязывать произведения к временам года.

И действительно: зачем привязывать?

Свобода, новое мышление, демократия, а в головы детей – кашу, сумбур и полнейшую чепуху. Это же так весело!

Из многих учебников исчезли произведения Пушкина (долой стереотипы!), Тютчева, В.Осеевой. Их заменили «Вредные советы» Г. Остера (кстати, слово «вредные» в названии можно смело опустить: дети воспринимают эти советы почти буквально, хотя и с недоумением), Д. Хармс и Ю. Мориц.

В принципе я не против этих авторов. Но… Их стихотворения, вполне уместные в «Веселых картинках», вытеснили из иных учебников классику. А вместе с классикой из школы уходит дух высокой русской литературы, воспитывающий в детях любовь к русскому слову, вкус к хорошей грамотной речи, закладывающий нравственные ориентиры. Урок чтения из воспитательного все больше становится развлекательным.

Недавно мне попал в руки сборник диктантов О. В. Узоровой (Узорова О.В. Диктанты повышенной сложности: 1 – 2 кл. – М.: ООО “Изд. Астрель” , 2003). Приведу три из них.

1) «За овощами»

Однажды банщик и барабанщик решили зайти в овощной магазинчик. Там их встречает зеленщик. Он продает им лимончик и апельсинчик. А также кочанчик капусты. По полу бежит тараканчик. Банщик роняет кочанчик и убегает. (с. 41)

2) «Пончик»

Каменщик был обманщиком. Он спрятал от банщика пончик. Какой чудовищный обман! Банщик любил чтение. Он читал и ничего не заметил. Потом он мечтал. Но тут пришел гарпунщик и вернул банщику пончик. (с. 43)

3) «Антип замерз»

Сторож Антип надел тулуп. Там клоп. Старик снял тулуп. Взял валенок. Там мышь. Сторож надел сапог. На улице мороз. Антип продрог. Он очень замерз. Еле пришел домой. Там пил чай и ел корж. (с. 67)

Вам смешно?

Вы, наверное, удивитесь, но у Ольги Васильевны Узоровой есть и другие сборники диктантов с вполне приличными текстами.

Что же заставляет учителей работать именно с этим сборником? Неужели обилие орфограмм?

А то, что подобную белиберду вынуждены слушать и даже записывать дети – это все пустяки?

Вот когда будет урок развития речи, тогда-то учитель и объяснит, что предложение должно выражать законченную мысль (интересно, какую законченную мысль выражает предложение “А также кочанчик капусты”?), научит детей пользоваться в своей речи развернутыми полными предложениями.

Сейчас, на уроке отработки орфограмм (трудно даже назвать это уроком русского языка), такой задачи просто не стоит. И что нам гарпунщик с лимончиком! – наши дети и не такое проглотят.

Отдыхая этим летом, в Анапе, мы познакомились с многодетной семьей священника из небольшого северного городка. Батюшка оказался еще и директором православной гимназии. Мы разговорились.

«Когда встал вопрос о выборе программ для начальных классов, мы остановились на классических учебниках Рамзаевой и Моро, – сказал батюшка. – Я принципиально не разделяю увлечения учителями новыми модными программами. Нельзя, подобно рождественскому гусю, бездумно нашпиговывать детей знаниями. Начальная школа должна заложить ребенку основу, надежную базу для дальнейшего образования и развития личности. Ребенок должен расти, словно цветок, постепенно раскрывая свои возможности и дарования. Нельзя сразу наваливаться на него, перегружая его и пичкая непереваренной информацией. Насильно ребенка не разовьешь, как бы взрослым этого не хотелось. Детская психика – субстанция тонкая и нежная, экспериментировать с ней, по меньшей мере, неразумно».

Школы сейчас словно соревнуются между собой: какая из них более «лицейская» или «гимназическая» (а, значит, престижная); стараются выискивать все более новые «продвинутые» методики.

Понимают ли учителя, что большинство этих модных нововведений скроено по западным образцам и рекомендациям, и что направлены они, в первую очередь, на оглупление наших детей? Слишком уж нас, умных русских, стало много. Вот и «корректируют» нас – с нашей же помощью.

Публикация в «Благовесте» вызвала интерес читателей. Предлагаем вашему вниманию два отклика на эту тему.

1. Заложники системы?..

Простите за банальность, но у любой медали две стороны.

Так и с нашей школой, не все так просто и однозначно плохо, как кажется образованной встревоженной маме.

Да, конечно, начало школьного пути – стресс для любого ребенка. Острый период адаптации длится около полугода.

Интеллектуальное развитие детей разное и, к сожалению, одаренных, неординарно мыслящих детей в последние годы становится все меньше. А вот детей, страдающих неврологическими заболеваниями, все больше.

Автор статьи считает, что школы соревнуются между собой за право быть более «лицейскими» и «гимназическими», но от этого нам никуда не уйти.

Школы буквально ведут борьбу за каждого ребенка, и это во многом – последствия демографического кризиса, который мы пережили в 90-е годы.

Но еще в большей степени, чем учителя, заинтересованы в лицейских и гимназических классах родители.

Стало престижным обучать дитя именно в классе повышенного уровня, и не важно при этом, по силам ли малышу такой уровень.

Как результат – занятия с репетитором уже с первого класса и нежелание выполнять домашнее задание самостоятельно.

Я совершенно согласна с тем, что детская психика – субстанция тонкая, экспериментировать с ней, конечно, неразумно, но пути назад, к так называемому классическому образованию, нет. За последние 10 лет наша страна, да и мир, изменились, хотим мы этого или нет.

«Обучая – развиваем!» – таков девиз современных педагогических технологий. Не все они совершенны, педагоги находятся в постоянном поиске, однако, по моему мнению, учебник по математике Л. Г. Петерсон – один из самых проверенных и нужных современной школе.

Хотя, справедливости ради, замечу, что, делая упор на развитие логики, этот учебник (в сравнении с учебником Моро) не формирует, в достаточной мере, вычислительных навыков у детей, что и является его слабым местом.

Учебник по русскому языку, действительно, не учитывает возрастных особенностей детей.

Понятия о сильных и слабых позициях звуков для первоклассников слишком громоздки и абстрактны, они вносят лишь путаницу в умы маленьких школьников.

Но ведь не учителя определяют тот уровень знаний, который должен иметь ребенок при выходе из начальной школы!

Педагоги тоже – «заложники» несовершенной образовательной системы, хотя многое зависит от личности педагога.

Талантливый учитель и сложный материал может подать в доступной и увлекательной форме.

Да, конечно, жаль, что из учебников литературы исчезли произведения классиков, но дети не воспринимают классическую литературу еще и потому, что родители не очень-то ее жалуют и понимают, ведь не секрет, что вкус к литературе прививается именно в семье.

Не читают родители, поэтому и дети не дружат с книгой.

Поэтому, чтобы наша школа обучала, развивала, воспитывала, необходимы совместные усилия педагогов и родителей, только при этом условии дети будут счастливы!

Татьяна Кирбичева, школьный психолог

2. … или собственных амбиций?

Прочитав статью Л. Кантаржи «Осторожно: школа!», нам захотелось высказать свое мнение по поводу обучения детей.

Мы — учителя начальных классов, а по второму образованию — логопеды.

К нам часто обращаются за советом обеспокоенные родители, которые не знают, как помочь своим детям.

Любознательный благополучный ученик вдруг начинает приносить «двойки» и теряет интерес к учебе.

Расспросив родителей, с изумлением узнаем, что они отдавали ребенка в хорошую школу к опытному учителю, но через полгода за ребенком закрепилось мнение как о слабом ученике.

Почему же такое происходит?

Судя по рабочим тетрадям этих учеников, дети изучают массу материала, который можно назвать «мусором» в детских головах:

  • транскрипция (1 кл.),
  • изучение «неудобоваримых», методически безграмотных правил, не адаптированных к возрасту учеников,
  • решение задач на проценты в 3 классе (учебник Петерсон),
  • изучение понятия «фразеологизм» в 3 классе (учебник Поляковой).

Дети не знают основных правил русского языка:

  • правописание безударных гласных,
  • парных звонких — глухих согласных,
  • правописание приставок и предлогов.

Причем дети приходят не самые худшие.

Был один мальчик, который в течение двух лет писал диктанты на «2», хотя по другим предметам был вполне успевающим учеником. У ребенка отсутствовал навык орфографически грамотного письма.

Это стало следствием того, что учитель, работая по авторской программе, увлеклась теорией, не уделяя достаточного внимания практическому развитию грамотности.

Классическая программа по русскому языку построена так, что сначала дети изучают грамматические понятия, а потом уже связанные с ними орфографические правила.

В большинстве же авторских программ отсутствует принцип от «простого к сложному», принцип систематичности и доступности материала.

В современной школе гонятся за престижными лицейскими и гимназическими классами, но ведь не секрет, что большинство детей, попадающих в эти классы, не способны усвоить программу повышенного уровня.

И надо не увеличивать количество таких классов, а более тщательно отбирать одаренных детей.

И пусть таких классов будет один на всю школу, но там будут учиться дети, способные усвоить программу без ущерба для своего психического и физического здоровья.

А классическую программу нельзя сбрасывать со счетов, ведь она проверена временем и дала миру столько умных, образованных людей.

Вы сами, дорогие учителя, выросли именно на этих программах.

Будут ли иметь хотя бы наш уровень знаний наши дети, которых мы так усиленно «развиваем»?!

 

Источник: РИФ новости

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (8 понравилось, средний балл: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...
Опубликовано в разделе: Новости Метки: ,

Сейчас читают:

Конспект подгруппового занятия по логопедии в 1 классе на тему «Прощай, Букварь» с использованием ИКТ Конспект подгруппового занятия по логопедии в 1 классе на тему «Прощай, Букварь» с использованием ИКТ
Консультация для родителей «Развиваем мелкую моторику детей» Консультация для родителей «Развиваем мелкую моторику детей»
Как помочь ребенку с нарушенным слухом, или ранняя абилитация Как помочь ребенку с нарушенным слухом, или ранняя абилитация
Рекомендации по проведению артикуляционной гимнастики дома (консультация для родителей) Рекомендации по проведению артикуляционной гимнастики дома (консультация для родителей)

Отзывы к материалу: "Осторожно: начальная школа! Записки встревоженной мамы"

  1. Алексей:

    Отличная статья! Если сравнить уровень грамотности по русскому языку нынешних людей и, хотя бы, «лет 20 назад», то не будут ли «тогдашние» двоечники выглядеть отличниками на фоне современной ужасной неграмотности ?

  2. Зоя Александровна:

    Ужасной безграмотности? Действительно, это правда. 20 лет назад из коммуникаций были только телевизор, газеты и книги. Люди читали от нечего делать и таким образом повышали грамотность.
    Сейчас — компьютеры, интернет, сотовые телефоны.. . Всё это не особенно способствует грамматике…

  3. Mila:

    Слушайте, а кто пишет такие дурацкие учебники по русскому языку в начальной школе? Этим «новаторам» наверняка и премии выдают, и зарплату повышают.. А то, что усваивать материал по этим чудо-учебникам могут единицы, это никого не волнует!

  4. Елена Сергеевна:

    Работаю логопедом в начальной школе. Уровень грамотности у детей кошмарный. Складывается впечатление, что у 80 % учеников со 2 класса — дисграфия и дислексия. Причины этого — не только в современных учебниках. Корни проблемы найти — нереально. Это и неблагополучная беременность, и медикаментозные неестественные роды, и педагогическая запущенность в раннем детстве (когда мама целыми днями в соц.сетях сидит, вместо того, чтобы с ребенком разговаривать, книжки ему читать. А потом цель мамы — логопеду ребенка «сплавить» чтобы именно логопед говорить и писать грамотно его научил, желательно БЫСТРО и БЕСПЛАТНО.

  5. Субботина:

    Кто вообще составлял программы для начальной школы, после которых дети ни писать, ни читать нормально не умеют?!!! Особенно бестолковой считаю программу «Перспектива».

  6. Мари:

    Ребята, в статье речь не о том, что современные учебники плохие!!! А о том, что подходят они не всем! Они не для массового обучения! Ту же математику Петерсон без помощи родителей могут освоить лишь единицы детей! Вот и надо формировать из таких одаренных деток отдельные классы и учить их по этим новомодным учебникам. Абсолютно согласна, что базовые знания по русскому и математике надо давать по проверенным методикам — Моро (математика) и Рамзаевой (русский язык). Отличные учебники! Дают прочные знания, хорошо закрепляют материал. Главное, дети по ним в состоянии учиться самостоятельно!!!

  7. Наталья:

    Не согласна с тем, что распространение такого серьёзного нарушения, как дисграфия, связывают исключительно с неверным методическим подходом. И, скорее всего, в статье речь должна бы идти о дизорфографии. Оба нарушения имеют сложную структуру и комплекс причин для проявления. Современные школьные программы заслуживают критики, но делать их виновными в безграмотности детей — это заигрывание с родителями и перекладывание ответственности. Большинство учеников, неуспевающих по русскому языку, — это дети, у которых в дошкольном возрасте были различные нарушения устной речи, либо неврологические проявления, казалось бы, не связанные с речью напрямую. Даже, если родители говорят, что до школы у ребёнка не было никаких проблем в развитии, это не значит, что их действительно не было. Это значит, что их не замечали. Просто теперь ребёнок не только говорит, но и оставляет материальные свидетельства (в виде безграмотного письма) своей проблемы. И с этим надо что-то делать. Конечно, проще обвинить школу, вместо того, чтобы посмотреть на ситуацию целостно. Кстати, двоечников хватало и в советское время, несмотря на учебники.

  8. Светлана:

    Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста, как логопед должен произносить слова на занятии — как слышится или как пишется? Наш логопед диктует слова по слогам так, как слово слышится: «ма-ла-ко». Не будет ли потом ребенок писать слова в школе с ошибками?

  9. Galina:

    Логопед должен говорить так, как слово слышится, как мы говорим, а не пишем!
    Она же не читать или писать учит, а говорить. Устная речь отличается от письменной! Просто позже (когда читать учится ребенок) обращайте внимание ребенка — что вот здесь пишется «о», а произносится «а», пишется «я» , а произносится «и» (лягушка, пяти и т.п.)

  10. Школьный логопед:

    Ваш логопед все правильно говорит и делает — проговаривать слова надо так, как мы их говорим в обычной жизни.

    Сейчас задача логопеда — научить детей говорить и слышать звуки речи, а проверять безударную гласную они будут в школе. Сейчас идет работа по формированию у детей фонематического (внутреннего) слуха и очень важно сформировать его правильно, это очень важно в том числе и для «произносительной» речи тоже.

  11. Жанна Евгеньевна:

    Если ребенок дошкольник, то слово логопед должен произносить так, как оно слышится.

    Если же ребенок — школьник или дошкольник подготовительной группы, то логопед также должен произносить слово так, как оно слышится, но при этом ещё и объяснять ребенку, что пишется оно иначе и почему оно пишется так, а произносится и слышится по-другому.

    Вообще желательно, чтобы логопед подбирал такой речевой материал, в котором написание и произношение одинаковы, то есть такие слова, как например, «молоко» не брать, а использовать такие, как, например, «карандаш».

  12. Алина:

    А наш логопед в саду требует, чтобы занимаясь дома, мы произносили слова так, как они пишутся! Кому верить?

  13. Наталья Генриховна:

    Уважаемая «встревоженная мама»!
    С большим интересом прочитала Ваше письмо. Я логопед, психолог с большим стажем. Мы с коллегами ведем усиленную борьбу с тем злом в образовании, о котором Вы написали. Делаем это с помощью просветительских действий. Если хотите, присоединяйтесь. Нам нужны такие родители: знающие и встревоженные.
    Будет желание, напишите: psilogosn@mail.ru
    Информацию обо мне найдёте в интернете.
    С уважением, Свободина Наталья Генриховна.

    Приглашаю и других родителей защищать интересы своих детей на конкретных делах, а не просто,» спуская пар», на форумах.

  14. Анна:

    Спасибо. Cтатья нужная и правильная. держитесь учебников Моро и Рамзаевой. Учите детей читать,рассказывать о событиях их жизни, учите наизусть стихи.

Оставить комментарий

Добавить коментарий
*

© ЛОГОПЕДИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ. Использование авторских материалов без прямой активной гиперссылки на сайт LogoPortal.ru запрещено.
.