Клинический случай из практики логопеда отделения медицинской помощи на дому

Клинический случай из практики логопеда отделения медицинской помощи на дому

Логопедические занятия при очаговых поражениях головного мозгаАннотация

Целью исследования является описание клинического случая из практики логопеда отделения медицинской помощи на дому.

Задачи исследования:

- описание начального этапа восстановительной работы с пациентами после инсульта или ЧМТ;
- описание нейро-психологического и речевого статуса конкретного пациента;
- описание программы восстановительного обучения и восстановительной работы с пациентом;
- описание особенностей проведения занятий с использованием телемедицинских технологий в период пандемии COVID-19;
- результаты восстановительной работы.

Я работаю логопедом в Центре патологии речи, отделении медицинской помощи на дому. У пациентов, с которыми мне приходится заниматься, в первый год после инсульта или ЧМТ чаще встречается нарушение речи по типу сенсомоторной афазии, нередко в сочетании с дизартрией. Затем на фоне успешных занятий часть речевых трудностей уходит, диагноз уточняется.

Начальный этап восстановительной работы направлен на установление тесного контакта с пациентом, выработку у него установки на восстановление утраченных функций. Необходимо также восстановление внимания к вербальной и невербальной деятельности других людей, в других случаях – растормаживание произносительной стороны речи.

В данной статье я расскажу о пациентке, занятия с которой начались в конце 2019 г. и продолжаются по настоящее время.

Пациентка Е. 1949 г.р.

Речевые нарушения у нее возникли после перенесенного инфаркта ГМ от 03.05.2019 в бассейне левой СМА по ишемическому типу, когда ей было 70 лет.

Логопедическая помощь ранее не оказывалась.

К нам женщина поступила через 5 месяцев после начала заболевания.

НЕЙРО-ПСИХИЧЕСКИЙ СТАТУС

Контакт с пациенткой был затруднён.

Ориентировка в месте, времени, собственной личности была сохранена.

Жалобы не предъявляла из-за нарушений речи.

Критика к своему состоянию была сохранена.

Отношение к обследованию было заинтересованное.

Эмоциональный фон был понижен, выявлялись эмоциональная лабильность, тревожность, плаксивость.

Наблюдались следующие нарушения нейродинамики протекания психических процессов: аспонтанность, инактивность, инертность, истощаемость, флуктуация произвольного внимания и работоспособности. Имелось нарушение контроля произвольной регуляции деятельности.

У пациентки имелось нарушение указательного жеста.

РЕЧЕВОЙ СТАТУС

Речевая активность была снижена.

Фразовая речь отсутствовала. Возможно было употребление нескольких высокоавтоматизированных слов. Выявлялась грубая орально-артикуляционная апраксия, поиск артикуляционной позы.

Общие коммуникативные возможности отсутствовали.

Возможно было только пение песен.

Называние реальных предметов было недоступно. Называние действий, частей тела было недоступно. Таким образом, номинативная речь отсутствовала.

Повторная речь была недоступна.

Понимание ситуативной речи было грубо нарушено.

Понимание коротких и многозвеньевых инструкций было нарушено.

Показ реальных предметов и их изображений, действий, частей тела был нарушен.

Исследование фонематического слуха провести не удалось из-за грубого нарушения речи.

Понимание внеситуативной развёрнутой речи было недоступно.

Объём слухоречевой памяти не мог быть исследован из-за грубого нарушения речи.

Понимание подтекста, иносказаний, аллегорий было недоступно.

Функция письма находилась в стадии распада.

Идеограммное письмо (свое имя, фамилия) было нарушено.

Списывание, письмо под диктовку, самостоятельное письмо недоступно.

Чтение простых и сложных слов, предложений, коротких рассказов было недоступно.

Чтение «про себя» было недоступно.

Выявлялись нарушения мануального, орального, артикуляционного, символического видов праксиса по премоторному и постцентральному типу.

Логопедическое заключение было: сенсомоторная афазия. Речевой дефект грубой степени выраженности.

Неречевые нарушения: нарушение нейродинамики протекания психических процессов (аспонтанность, инактивность, инертность, истощаемость, флуктуация произвольного внимания и работоспособности). В сфере произвольной регуляции деятельности имелось нарушение контроля.

У пациентки был правосторонний гемипарез.

Пациентке были рекомендованы индивидуальные логопедические занятия 3 раза в неделю в общем количестве 27 занятий.

Пациентке рекомендована консультация нейропсихолога с целью уточнения структуры нейрокогнитивного дефицита.

Пациентке рекомендована консультация психолога.

Затем была составлена программа восстановительного обучения. В нее входило:

1. Формирование установки на преодоление речевых расстройств.
2. Преодоление нарушений нейродинамики протекания психических процессов.
3. Преодоление нарушений произвольной регуляции деятельности.
4. Формирование указательного жеста.
5. Преодоление мануальной, оральной, артикуляционной и конструктивно-пространственной апраксии.
6. Накопление обиходного пассивного словаря:
- показ предметов и картинок с изображением предметов, в том числе относящихся к определенным категориям;
- показ частей тела на картинках и у себя;
7. Преодоление расстройств понимания ситуативной и бытовой речи:
- ответы жестом на простые ситуативные вопросы,
- выполнение простых устных инструкций,
- улавливание смысловых искажений в деформированных по смыслу фразах. (например, Собака мяукает, корова лает).
8. Подготовка к восстановлению письменной речи:
- раскладывание подписей под картинками;
- обведение по пунктиру рисунков и знакомых слов – идеограмм.
9. Растормаживание произносительной стороны речи
- сопряженное произнесение автоматизированных рядов, договаривание фраз с жестким контекстом (В небе летит реактивный… самолет).

Начались занятия. Первое время пациентка реагировала только на прикосновения, лишь поглаживанием и жестикуляцией можно было привлечь ее внимание. Мы начали с формирования указательного жеста, показывали разложенные на столе предметы обихода, продукты, овощи сначала по 2, потом по 3-4.

Вскоре я заметила, что у пациентки достаточно сохранна функция подражания, и стала предлагать ей повторить за мной. Мы выкладывали на столе спички и монеты, строили башни из кубиков Коса (начинали с 3, постепенно добрались до 9 кубиков), собирали пирамидку.

В результате проделанной логопедической работы у больной начала формироваться установка на преодоление речевых расстройств. Расширились возможности концентрации произвольного внимания. Началось формирование указательного жеста. На занятиях больная была активна, эмоционально неустойчива, плаксива, доброжелательна, все предложенные задания выполняла.

Постепенно у пациентки стали восстанавливаться представления о цвете, размере, форме, назначении предметов, она стала дифференцировать изображения предметов различных категорий. Улучшилась координация действий левой рукой, пациентка проявила интерес к пазлам и начала собирать картинки из 12, а потом и из 18 элементов. На этом этапе уже было возможно выполнение артикуляционных упражнений, повторение артикуляционных поз и некоторых звуков.

Пациентке предлагались парадоксальные вопросы (Вы мужчина? Вы живете в Париже?), и она отвечала движением головы, мимикой. Выполняла простые инструкции (Поднимите руку! Возьмите ложку!). Так началось восстановление понимания обращенной речи.

Тем временем курс реабилитации закончился. Дочери пациентки были оставлены задания для самостоятельной работы. И тут надо сказать несколько слов о дочери и других родственниках. Без помощи семьи моей пациентке не удалось бы добиться никакого результата. Но ее поддерживали, одобряли, подсказывали и, конечно же, не оставляли одну. Родня дежурила у бабушки вахтовым методом, обходились без приглашенных сиделок, хотя все достаточно молодые, работающие. Домашние задания, которые я оставляла, всегда выполнялись, необходимые пособия – те же пазлы, цветные карандаши – покупались в тот же день. И все делалось с улыбкой, с шуткой – очень позитивные люди.

Уже через месяц в отделение пришла заявка на повторный курс. На первом занятии в новом году мне показали, как пациентка раскрашивала картинки. Это было замечательно! Человек, который забыл, как держать карандаш, теперь раскрашивал, не заходя за контур, и выбирал красивые сочетания цветов.

За полтора месяца мы восстановили произнесение большинства согласных звуков, начали показывать предметные картинки на объеме 6, потом 8, обводить по пунктиру цифры и буквы, пытались списывать.

А потом началась самоизоляция. И эта семья стала одной из первых, кто не побоялся заниматься дистанционно. Они купили необыкновенно удобную подставку, благодаря которой телефон можно было поворачивать, и мне было видно и лицо моей пациентки, и стол, на котором она выполняла задания. Первое время на занятии обязательно должен был присутствовать третий-дочь, племянник. Если пациентка не понимала мою инструкцию «из телефона», ей «переводили» вживую. Впоследствии такая помощь сохранилась только при освоении новых видов работы.

Зато теперь мы занимались 5 раз в неделю, дистанционную нагрузку логопедам увеличили. И за 2020 год мы смогли проделать 3 курса реабилитации.

В результате проделанной работы у пациентки отмечается следующая положительная динамика: снизились трудности, связанные с нарушением нейродинамических процессов, увеличился период продуктивной работы на занятии, стабилизировался эмоциональный фон, улучшилась переключаемость с одного вида деятельности на другой. У больной улучшается повторение отдельных звуков, прямых и обратных слогов, последовательностей слогов, расширяются возможности повторения простых слов. Возрастают возможности раскладывания подписей под простыми предметными картинками, списывания слов, дифференциации слов по категориальным признакам. Улучшается понимание неситуативной речи.

Про неситуативную речь хочу сказать особо. Повторение обратных слогов моей подопечной долго не удавалось, приходилось использовать подсказки (Ав-собака лает, Ам-соответствующий жест, и.т.д). Как подсказать слог «Иф»? Попробовала наудачу: «Помните, у Дюма, «Граф Монте-Кристо», узник замка Иф?». Пациентка просияла и повторила. Она поняла и вспомнила!

Заметные изменения происходят и в обычной жизни. Пациентка теперь с интересом смотрит телепередачи, помогает мыть и убирать посуду, раскладывает вещи в шкафу, каждый день гуляет на улице и не пугается, если дочь оставляет ее одну и идет в магазин.

Недавно вся их семья переболела ковидом, сейчас они активно восстанавливаются, снова гуляют на улице и ждут приглашения на следующий курс.

Таким образом, в статье описана программа восстановительного обучения, особенности восстановительной работы с пациентом после инсульта и представлены конкретные результаты, которые получены как с использованием традиционных методик, так и посредством проведения занятий с использованием телемедицинских технологий в период пандемии COVID-19.

Мисерова Мария Александровна,
логопед

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (2 понравилось, средний балл: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...
Опубликовано в разделе: Афазия, Обмен опытом Метки: 

Сейчас читают:

Словарный запас ребенка Словарный запас ребенка
Организация совместной работы учителя-логопеда с родителями по преодолению речевых нарушений у детей Организация совместной работы учителя-логопеда с родителями по преодолению речевых нарушений у детей
Методическая разработка «Чудо-дерево» Методическая разработка «Чудо-дерево»
Игровая дидактика как средство обучения детей с ОВЗ Игровая дидактика как средство обучения детей с ОВЗ

Оставить комментарий

Добавить коментарий
*

© ЛОГОПЕДИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ. Использование авторских материалов без прямой активной гиперссылки на сайт LogoPortal.ru запрещено.
.